Информационные технологии изменили нашу жизнь. Мы уже по-другому не только производим, мы иначе отдыхаем, иначе покупаем, иначе общаемся. Посмотрим на развитие ИТ с позиций общественных изменений, спровоцированных цифровой трансформацией.

В современной экономике индустрия подчинила интеллект. Практики производства перенесены на управление нематериальными активами, правовые нормы подвергаются атакам лоббистов, наблюдается инвестиционный диктат финансистов и много других аспектов, объясняемых приоритетом индустрии над интеллектом. Сегодня, в связи с развитием автоматизации, происходит главная инверсия современности – знание избавляется от подчинения индустрии и выходит на первый план. Термин «экономика знаний» означает результат именно этой инверсии. Строительство Индустрии 4.0 в каком-то смысле инерция, попытка сохранить статус-кво. Производство становится все более цифровым и автоматизированным, одновременно оно теряет лидирующие позиции прошлого. Нынешняя промышленная революция не только промышленная, инструмент революционных преобразований впервые не имеет однозначно индустриального характера. Цифровизация – универсальный инструмент применимый и в социуме, и в праве. Это и диктует, и дает возможность одновременно с производством трансформировать социальную и правовую сферу.

Видимое настоящее

Фазы цифровизации. Цифровизация захватила умы, она делает процессы удобнее и быстрее. На первом этапе цифровизации решается задача оцифровки всех «сигналов». Эта фаза цифровизации необходима для наведения порядка в данных, повышает гибкость и несколько снижает трансакционные издержки. Однако, вульгарная цифровизация не дает значимых эффектов и требует от руководства качеств адекватных этой гибкости и скорости. Отставание стиля руководства от принципов цифрового производства несет риск утраты устойчивости управления.

Вульгарная цифровизация не может продолжаться вечно, в оборудовании и процессах сформируется новый цифровой стиль, в котором вульгарная цифровизация как процесс отомрет. Главная задача – создание цифровых платформ коллаборации, охватывающих весь жизненный цикл. Именно сквозная связность данных внутри платформы коллаборации открывает дорогу новым бизнес-моделям и серьезному снижению трансакционных издержек. Повышение связности данных достигается подбором форматов обмена, позволяющих интерпретировать данные автоматически вне операционного процесса. На этом этапе недостаточно перекодировать архив чертежей в цифровой .pdf формат, нужно, чтобы найденные данные можно было использовать для актуальных расчётов, не прибегая к «ручной» интерпретации. В цели цифровой трансформации следует как можно раньше в явном виде включить автоматическую интерпретацию данных соседних процессов в течение всего жизненного цикла продукта или услуги.

Эволюционный передел собственности. Наряду с удобствами, которые дает цифровизация, можно увидеть эффекты, такие как разрушение инвестиционных планов традиционных (нецифровых) инвесторов. Эту тенденцию можно показать на примере таксопарка. Сначала владельцам таксопарка предлагается сотрудничество и переход на новую платформу с диспетчеризацией через приложение, традиционные инвесторы видят подъем доходов от сотрудничества с «цифровиками». Затем возникает конкурирующий парк каршеринга, которым владеет агрегатор, затем парк беспилотников, в итоге, традиционных инвестор теряет бизнес.

Сервисно-сетевая схема обслуживания. Человеческая деятельность все чаще опирается на возможности компьютерной сети и естественную для нее сервисную схему отношений. Функционально-иерархическая схема действует много лет, но стала преобразовываться под давлением ИТ. В дополнение к паре «иерархия-функция» возникла новая пара «сеть – сервис». Движение в направлении отказа от функции в пользу сервиса уже проявляется организационно, например, для получения гражданского паспорта пока еще используется функциональная схема — получить его можно по месту жительства, а вот паспорт транспортного средства стал выдаваться по всей стране — сервисная схема. Создание платформы коллаборации позволяет внедрить сервисную схему обслуживания, чем быстрее компания станет для ее клиентов сервисной, тем меньше риска быть взятой под контроль сервисным агрегатором.

Опасение дефицита рабочих мест. Сегодня многие взволнованы перспективой утраты рабочих мест в связи с развитием ИТ. Кроме банальной роботизации рутинных профессий возникают компьютерные аналоги творческих процессов. Число привычных рабочих мест сокращается и возникают новые профессии, но нет уверенности, что новых рабочих мест будет достаточно.

Легкая координация действий большого числа людей. К важным тенденциям следует отнести возможность легкой координации действий большого числа людей. Современные технологии не только снизили фактор расстояния между корреспондентами, но позволили сжать время необходимое для координации действий. То, что раньше было невозможно, сегодня сделать нетрудно. Например, собрать с миллионов домохозяйств заявления о признании их потерпевшими от действий администрации или собрать средства инвесторов для срыва лотерейного джекпота.

Давление ИТ по выталкиванию воли человека из общественно значимых процессов будет нарастать:

совсем недавно компьютеры применялись для информационной поддержки принятия решений человеком, беспилотники положили конец этой монополии;

биометрическая идентификация применялась по инициативе человека для подтверждения права пройти государственную границу или снять деньги, теперь вас могут идентифицировать в толпе;

применение искусственного интеллекта значительно шире наших ожиданий, он применяется практически везде;

человек теряет контроль над моделями, при формировании модели человек методом deep learning, зная как устроен алгоритм разложения по узлам нейронной сети, не может улучшить созданную модель.

С одной стороны экономика знаний опирается на развитие ИТ, с другой стороны, антропологи фиксируют снижение среднего уровня интеллекта людей, причина которого в развитии ИТ. В связи с этим возникает вопрос: кто будет носителем знаний в экономике знаний?

Весьма вероятно, что интеграция данных выйдет за рамки платформ коллаборации. Взрывной сегодня рост мировых инвестиций в кроссплатформенный обмен говорит об актуальности этой тенденции. Однако следствия роста связности данных требуют отдельного внимания.

Гипотеза о гиперсвязности данных

Гиперсвязность данных — это качественный скачок, она возникает при достижении некоторого уровня кроссплатформенного обмена данными.

Гиперсвязность и совершенная конкуренция. Американский экономист Фрэнк Х. Найт (Frank H. Knight), автор концепции совершенной конкуренции, в книге «Риск, неопределенность и прибыль» связал прибыль с принятием рисков, не подлежащих страхованию, назвав факторы таких рисков «подлинной» неопределенностью. Согласно Найту, недостижимый идеал совершенства конкуренции не оставляет места неопределенности, в результате прибыль принципиально исчезает, но возникает гарантированное покрытие издержек. В 1923 году концепция была элегантной теоретической зарисовкой, но в условиях гиперсвязности она принимает вполне практические очертания. В любом случае, гиперсязность поднимет прозрачность и эффективность управления, станет профилактическим средством правонарушений.

Грядущая гиперсвязность данных разделит современные технологии всего на два типа те, что способствуют формированию гиперсвязности: 5G, IPv6, Blockchain, Smart Contracts, IoT/IIoT, Big Data и те, что работают тем лучше, чем она выше – AI, VR/AR, Digital Twin.

Гиперсвязность и иерархия. Иерархия пронизывает все общество, проявляется не только в организационных схемах, иерархически устроены все привычные человеку способы классификации и проч. Трудно себе представить классификатор, построенный как граф, хотя это сняло бы ряд неудобств. Иерархически-функциональная схема удобна с точки зрения установления ответственности за действие/бездействие. К сожалению, в человеческом варианте заимствованная у животного мира иерархия искажена разрывом статуса с личными качествами индивидуума. У людей место в иерархии часто зависит не от личных качеств индивидуума, а от связей с другими. В жалобах на отсутствие «социальных лифтов», лифт трактуется как подъемная машина, транспортирующая исключительно вверх, никто не имеет в виду недостатка социальных лифтов, опускающих по социальной лестнице вниз. Слово «справедливость» было самым популярным в запросах Гугл в 2020 году, поэтому возникают предпосылки к меритократии – власти достойных. Вопрос только в акценте при оценке качеств индивидуума, основным критерием может стать общественная полезность индивидуума. Гиперсвязность данных, очевидно, сильно ограничит гражданские свободы. Критиковать китайский подход к исчислению социального кредита возможно только с позиций его публичности, тайно это будут делать все государства.

Гиперсвязность и сервисно-сетевая схема управления. Сервисно сетевой схеме соответствует «плоская» корпоративная структура. Хотя сервисно-сетевая архитектура нацелена на уравнивание в правах, похоже без иерархии людям не обойтись. Построить плоскую корпорацию можно, но при фактически неограниченных ресурсах. Так построено американское оборонное агентство (DARPA), в ней только два уровня – руководитель и все остальные. Компромиссом в условиях гиперсвязности можно считать вариант иерархии, обладающей свойствами динамичности и гомологичности. Гиперсвязность данных позволяют формировать компетентных гомологов руководителя на всех уровнях иерархии и реализовать сервисно-сетевую схему управления. Условия гиперсвязности создают атмосферу прозрачности действий и в сервисной схеме группа людей может реализовывать свои обязанности как один человек. Запрос в сервисно-сетевой схеме будет обслужен свободным руководителем. Руководителями будут назначаться искусственным интеллектом наиболее достойные на основании «измерения» их квалификации и репутации. В этом случае компетентные сотрудники будут «всплывать» в служебной иерархии.

Рис. Свойства гомологичной общественной иерархии в условиях гиперсвязности

Заключение

Современные стратегии цифровизации имеют небольшой горизонт планирования и больше отражают список проектов, чем результаты. Изменения, которые спровоцировала цифровизация уже ощутимы, но обозначившиеся тенденции ставят вопросы, на которые пока нет ответов. В связи с развитием ИТ, кроме популярного «цифрового концлагеря», возникают и другие не менее существенные аспекты общественного устройства. Говорить нужно не об индустрии 4.0 и экономике знаний, а о цифровой трансформации общественной-экономической формации. Вероятно, что отказ от стереотипов станет ключом к победам в конкурентной борьбе будущего.