Эти и другие актуальные вопросы обсудили представители ведущих промышленных предприятий России и лидеров своего сегмента, которых компании DIS Group удалось собрать вместе за круглым столом в рамках онлайн бизнес-форума INFADAY2021. INFADAY — ежегодное профильное мероприятие, которое освещает ключевые события и новости из мира управления данными.

Переход на цифровые технологии с каждым днем приобретает всё более глобальные очертания. Опыт 2020 и 2021 годов оказался по-настоящему непростым, но в то же время выявил острую необходимость цифровой трансформации для всех направлений, обозначив соответствующие векторы развития. И если ещё недавно мы говорили о цифровизации отдельных отраслей, в которых управление данными играет исключительно критическую роль — банковский сектор, телекоммуникационная отрасль, то сегодня многие высказываются и за цифровизацию промышленного сектора.

Немало связанных с цифровизацией процессов мы уже наблюдаем, другие ждут нас в обозримом будущем, а о планах и трендах на предстоящий год есть что сказать уже сейчас: «Переход на удалённый формат работы повлиял в первую очередь на рынок труда. В реальном же секторе, говоря об индустрии в целом и, в частности, металлургической промышленности, к которой я имею непосредственное отношение, можно выделить три фокусных направления: производительность конкретных агрегатов, логистику и мониторинг персонала», — рассказывает Сергей Дунаев, CIO компании «Северсталь».

В настоящее время качество продукции, которую производит компания, и её подход к обработке и управлению данными становятся всё более тесно взаимосвязанными. Звучат мнения, что до какого-то момента цифровизация была предметом работы ИТ-структур компаний, но в нынешних условиях цифровыми «инициативами» зачастую занимаются непосредственно бизнес-подразделения.  Считается, что большинство организаций встают на путь цифровой трансформации примерно по одной и той же схеме: сначала автоматизируются базовые процессы, затем более сложные, которые в свою очередь позволяют им повысить доходы.

«С самого начала нашей стратегической целью было именно создание цифровой экосистемы и культуры. И, наверное, самое важное, что было сделано нами за прошлый год — это создание всех условий с точки зрения инфраструктуры, её поддержки,  данных, сервисов, определённых навыков, методологии, доступной для всех наших бизнес-подразделений, — делится опытом Андрей Джанбаев, директор по архитектуре и стратегии ИТ в группе «НЛМК», —  фактически, для нас департамент цифровой трансформации является помощником основных бизнес- и производственных подразделений, которые реализуют эту самую цифровую трансформацию. Мы перешли к этой модели и это самое большое достижение».

Интересно, что многие компании уже сделали шаги в направлении нового формата работы с данными, однако сегодня возможностей стало ещё больше: «Конечно, добиться слаженного взаимодействия логистики с производством финансов и другими производственными системами не так просто. Но работа по этому направлению идёт уже несколько лет и будет продолжаться: растёт вычислительная мощность, появляется больше инструментов для работы с данными, они обрабатываются и консолидируются так, что на этом уже можно зарабатывать деньги, а не только обеспечивать дисциплину и достигать KPI. Можно сказать, это сложная многоуровневая система, которая всегда начинается с процессов базовой автоматизации, поэтапно развивается и даёт новые возможности для получения прибыли и дальнейшего развития, — рассуждает Сергей Дунаев, — Считаю, что это не данность неким трендам или хайпу, а потенциально практическая ценность, если подходить к обработке и управлению данных последовательно и системно. Без понимания этого стать эффективной цифровой компанией в наши дни не получится».

Говоря о новых реалиях и культуре работы с данными, мы смотрим на них как на пилотные проекты года, своего рода трамплин или взлётную полосу. Поэтому здесь важно понимание: с одной стороны, CDO (Chief Data Officer) не может быть «случайным» человеком на своей должности, суть его деятельности заключается не в том, чтобы привить ту или иную практику. Это история про рост доходов компании, конкретно измеримые показатели, которые исключают недоверие к действиям, а наоборот — вызывают желание объединить усилия и одержать быструю победу.

«Сегодня уже есть компании, которые прошли определённый путь на общей дистанции цифровизации и достигли хороших результатов. При этом, я бы не стал смотреть на этот процесс только с одной стороны: мол, развиваем digital, остальное пусть растёт само по себе. Так делать не нужно, — продолжает Сергей Дунаев. — Напротив, важно иметь общую картину того, как это должно работать и как к этому прийти. Хочу подчеркнуть: такая трансформация не обязательно подразумевает огромный бюджет, заложенный под её реализацию. Пусть этот подход исторически присущ для России, когда всё надо запланировать на десятилетия вперёд и неумолимо двигаться к поставленной цели. Пусть лучше это будут быстрые и промежуточные победы, которые помогут понять, станет ли это вашей повесткой завтра, стоит ли вообще в это инвестировать».

В позитивном ключе о трендах на цифровизацию также говорит Андрей Джанбаев: «Если фокус в первые годы был направлен на продукты в области цифровой трансформации, непосредственно производства, ремонтов и т.д., то сейчас появился вектор на продажи, управление закупками, цепочками поставок. Я бы назвал это следующим уровнем зрелости. Раньше мы создавали отдельные продукты, которые совершенствовали работу на различных участках. Сегодня мы уже можем говорить о картине в целом и пытаемся оптимизировать её целиком. Назовём это движением в сторону так называемой Smart Factory».

Работы над цифровой трансформацией ведутся и в «УралХиме». Специалисты компании разработали трёхлетнюю стратегию по внедрению и развитию функции управления данными и цифровизации. В том числе, о важности вопроса культуры данных говорит Сергей Иванов, занимающий пост Chief Data Officer в компании. «Одна из задач — поднятие культуры работы с данными, то есть внедрение сервисов самообслуживания, чтобы люди могли всё это делать. Невозможно одним только ИТ-подразделением покрыть ту потребность, которая есть у компании. Поэтому сейчас создаются продуктовые команды, реализуются некоторые фреймворки, мы готовимся и обучаем людей работе с этим. Мы активно пробуем использовать это в финансовом и HR- подразделениях. Самое главное: готовится инфраструктура, экосистема, которая позволит уже в следующем году поставить на конвейер создание цифровых моделей».

Схожее мнение звучит и от Александра Макеева, руководителя направления по развитию бизнес-процессов в горнодобывающей компании «Полюс»: «У нас очень консервативная компания. Золото — специфический продукт. Поэтому у нас всё крутится вокруг производства и себестоимости, если говорить про цепочку создания. И это обусловливает определенную консервативность и в построении работы с решениями, даже с ИТ-системами. Это до некоторой степени обусловило то, что мы поздно начали системную масштабную программу трансформации и цифровизации. Начали её, как начинают все — с базовой автоматизации. Мы немножко отставали в этой части, но сейчас семимильными шагами нагоняем, благодаря тому что другими компаниями наработан огромный опыт, как это надо правильно делать. Не стоит тешить себя иллюзиями на тему стабильности, эффективности, прибыльности. Благодаря цифровизации мы смогли поменяться, быстро решить вопрос с удалённой работой сотрудников, понять изменения на рынке труда в части интересующих нас специалистов, начать развивать собственные внутренние сервисы — то же HR, к примеру, который выступает у нас в роли драйвера. Глобальной нашей задачей сейчас является возможность научиться принимать решения на базе данных, полученных из автоматизированных систем, структурированных хранилищ данных. Нам нужен системный подход в управлении качеством, потоками, элементами Data Governance в целом, а не разрозненно, как во многих компаниях. Первые прототипы уже дают эффект».

Спикеры сходятся во мнении: в управлении данными в промышленных компаниях важен и нужен системный подход, который ляжет в основу процесса цифровизации и позволит выйти на новый уровень развития, сфокусироваться на производстве и снижении себестоимости продукции. Дмитрий Ганаев, начальник офиса управления данными в компании «ММК-Информсервис», также высказывается о том, что управление данными на предприятии — задача специальных структур в компании: «Самое главное — в том году произошло полное осознание того, что мы все стали участниками четвертой промышленной революции. Немаловажно то, что начали происходить организационные изменения для того, чтобы всё то, что было принято, можно было организовать, в первую очередь в области ИТ. И результатом этого самого осознания стало выделение офиса управления данными в отдельную структуру. Все понимают, что качество продукции и качество данных — это звенья, которые идут один за другим, и поэтому всё превращается сейчас в заботу о данных, и задачи ставятся именно такие. И в бизнес приходит понимание: данные — это то, на чем будет основываться качество продукции».

Комментирует генеральный директор компании DIS Group, Павел Лихницкий: «Если говорить о трендах в промышленности, то их можно разделить на три группы. Во-первых, конечно, следует упомянуть уже не новый тезис: создание цифрового двойника компании позволяет открыть новые горизонты для бизнеса. Практика показала, что не цифровизация или автоматизация какого-либо одного процесса или функции играет решающую роль. Необходимо собрать весь цифровой двойник компании, включающий в себя и производственные процессы, и аналитику, и управление персоналом, вплоть до охраны окружающей среды и экологии. Когда всё это оцифровано и даёт вам различные данные с высокой дискретностью и в режиме близком к реальному времени, то этот массив информации — тот самый цифровой двойник предприятия — позволяет создавать новые подходы для появления дата-продуктов с последующей их монетизацией. Своеобразной «кристаллической решёткой» цифровой компании является управление мастер-данными, но с одной лишь разницей: если ранее мы говорили о создании некоего «справочника» продуктов, материалов, контрагентов, то сейчас мы наблюдаем своеобразный ренессанс. Говоря о создании такой системы справочной информации, тренд на их создание очевиден, ключевое отличие здесь в том, что компании стремятся создавать не просто справочники, а взаимосвязанные комплексы мастер-данных, описывающих цифровых двойников. Необходима контролирующая структура для управления затратами на эксплуатацию активов, а также комплекс справочников, описывающих инвестиции, места возникновения прибыли, бухгалтерский учёт основных средств, налоговый учёт, и так далее, вплоть до справочников персонала, его квалификаций и допусков до того или иного вида обслуживания. Второй тренд — Smart Data Lake. Да, мы привыкли говорить о хранилищах данных банков и телекома, где есть клиенты, продукты, данные о транзакциях — всё это позволяет создавать некую регуляторную, аналитическую и управленческую отчётность. В сегменте же цифровизации промышленных предприятий, самые интересные продукты возникают в области производства. Здесь инициативы крупных компаний связаны с интернетом вещей, компьютерным зрением, более глубоким проникновением технологических систем, датчиков — мы делаем всё, чтобы собирать ещё больше данных об оборудовании, производственных процессах. Как раз здесь речь идёт о «цифровом озере», для промышленности именно в этой области наибольший эффект даёт создание дата-продуктов. Почему мы называем это Smart Data Lake? Одна и та же система может быть по-разному настроена, давать данные в разных форматах, и т.д. Но необходимо проводить валидацию этих собранных данных. Не всегда можно обеспечить точность этого процесса без потери качества. Надо понимать карту трансформации данных, чтобы трактовать их одинаково, строить совершенно новые дата-продукты в связке с комплексом Data Governance. В сочетании с Data Lake мы и достигаем того самого, нужного нам эффекта — Smart Data Lake. Ключевая задача — именно эта. Можно смело утверждать, что в каждой крупной промышленной корпорации России и СНГ уже есть такие инициативы, либо они в процессе создания, то есть, это уже не новшество. Наконец, третий тренд — новый взгляд на аналитику, Современные BI-средства позволяют опустить аналитику до уровня хозяйственных процессов, бизнес-пользователей для построения бизнес-кейсов. Есть множество примеров, где компании зарабатывают на применении математических моделей для поиска и монетизации бизнес-кейсов, это тоже аналитический уровень. Data Science немыслим без платформы Data Governance. Наш опыт показывает: без правильной подготовки данных эффективность предиктивной аналитики резко снижается. Подчеркну: все три тренда невозможны без использования методологии Data Governance».